ШАХТЁРЫ ТРЕБУЮТ ОСТАНОВИТЬ РЕЙДЕРСКУЮ АТАКУ НА КУЗБАСС

Лидеры шахтёрских профсоюзов Кемеровской области выступили с открытым письмом. Кузбассцы обратились к генеральному прокурору РФ, председателю Следственного комитета и председателю Высшего Арбитражного суда. Из угольного края прозвучал тревожный сигнал: происходит рейдерский захват угольной компании «Заречная» и ряда иных предприятий, входящих в производственную группу предпринимателя Виктора Нусенкиса. Прямо названа и рейдерская структура, грозящая обрушить кузбасскую угледобычу в «смуту 1990-х».


По мнению шахтёров, незаконно завладеть предприятиями пытается группа украинского происхождения. Возглавляет её Геннадий Васильев - бывший прокурор Донецкой области, бывший генпрокурор Украины, затем видный функционер администрации президента Януковича, а ныне депутат Верховной Рады от пропрезидентской Партии регионов. Известно, что никто из рейдеров никогда не работал в угольной отрасли, не имел к угледобычи никакого отношения и не имеет представления о ней. Из чего делается логичный вывод: вся операция проводится не столько даже ради захвата собственности, сколько для её последующей перепродажи. Закономерно прогнозируются последствия - обвал налаженного и развивающегося производства вместе с завязанной на него социальной инфраструктурой Кузбасса. Признаки тому обозначились уже сейчас.

воскресенье, 10 февраля 2013 г.

Рубеж обороны — Кузбасс


Вот уже почти два года развивается история отчуждения имущества известного украино-российского предпринимателя Виктора Нусенкиса. Буквально на днях схватка вышла на новый этап. Рудничный межрайонный следственный отдел СК РФ в лице лейтенанта юстиции Валентины Матвеевой возбудил уголовное дело по статье 201 УК. "По факту противоправных действий в отношении Salesi Investments Limited и Indtec Finance B.V." По мнению представителей Нусенкиса, действия правоохранительных органов можно расценить как попытку защиты двух рейдерских структур. Но обо всем – по порядку.




История одной шахты

Большинство шахт Кузбасса, как и всей страны, были построены в 1930-1950 годах. А поскольку потребность в угле постепенно падала, реконструировать их никто не торопился. Износ оборудования достигал 80%. Реструктуризация угольной отрасли, проводившаяся в трудные 1990-е, привела к закрытию 44-х шахт, массовым увольнениям шахтеров (только по официальным данным их было 38 тысяч), стремительному падению добычи угля. Долги по зарплате приблизились к 4 трлн рублей (тогдашних, неденоминированных) – порядка $700 млн. По пенсиям — около $180 млн.

Одной из многих была шахта "Северная-Полысаевская" — первая в стране гидрошахта, начавшая работу в августе 1953 года с проектной мощностью 150 тысяч тонн угля в год. Ее реконструкция, начавшаяся через сорок лет после пуска в эксплуатацию, вскоре застопорилась из-за отсутствия средств. Шахта была обречена на закрытие.

И вот в 1998 году эту шахту купил украинский бизнесмен Виктор Нусенкис. К этому времени он уже имел солидный опыт профильной производственной деятельности в Донбассе, был владельцем нескольких эффективно функционировавших шахт и заводов. Нет, он не стремился выступать в роли спасителя, а просто расширял свой бизнес. Но его интересы и интересы российских шахтеров совпали. Всем было нужно современное процветающее предприятие. И оно получилось. Шахта получила новое имя — "Заречная".

Началась срочная модернизация, работа закипела. Помимо уже занятых на производстве работников, были привлечены и другие, создавались новые рабочие места. Уже через год на шахте добыли первый миллион тонн угля. "Заречная" стала первой в Кузбассе шахтой, работающей с использованием монорельсового транспорта. Сегодня на "Заречной" добывается более 5 млн тонн угля в год, это головное предприятие угольной империи Виктора Нусенкиса в России. Именно это предприятие и стало главной мишенью рейдеров, утверждают представители Нусенкиса.

Познакомимся со сторонами конфликтаВиктор Нусенкис в период с 1985 года создавал крупный концерн "Энерго". Ныне он является практически единоличным владельцем как самого концерна, так и входящих в его состав предприятий.

В указанный концерн входят шахты, машиностроительные и иные активы, расположенные на территории Украины и России.

На сегодняшний день только российская часть имущества Виктора Нусенкиса включает в себя более 50 компаний: горнодобывающие и обогатительные предприятия, машиностроительная группа, сельскохозяйственный блок, дорогостоящая недвижимость в Москве и Московской области.

В 1992 году Виктором Нусенкисом было принято решение о создании ряда иностранных компаний для ведения бизнеса в России и на Украине. Для этой цели был привлечен Константин (Костас) Папунидис. Ему было поручено заниматься созданием и обслуживанием западных компаний, их бухгалтерским и юридическим сопровождением. Как сообщил Кипрскому суду Нусенкис, "Папунидис был формальным исполнителем, выполнявшим указания работодателя и его менеджеров, работавший за заработную плату. Со временем степень доверия к Папунидису росла, и он стал одним из менеджеров Группы".

За эти годы были созданы 23 иностранные компании, расположенные в различных юрисдикциях. На момент регистрации компаний номинальным акционером, а часто и единственным известным для иностранных представителей лицом был указан либо сам Папунидис, либо его сестра М. Папуниду.

Тем не менее, по настоянию Виктора Нусенкиса в 2006-2010 годах Папунидис и Папуниду оформили Трастовые соглашения, в которых бенефициаром всех компаний был указан сам Нусенкис.

Вторым (если не первым) значимым персонажем группы рейдеров (по версии адвокатов Нусенкиса) является Геннадий Васильев, выполнявший роль лица, защищавшего интересы Группы перед государственными органами. Он долгое время работал в прокуратуре Донецкой области, в 1991-1998 годах ее же и возглавлял. Далее в карьере Васильева была госслужба на должности генерального прокурора Украины (2003-2004 годы), работа заместителем руководителя секретариата президента Украины. Неоднократно (с 1994 года) становился депутатом Верховной рады Украины. Но была у этого вроде бы достойного человека и неизвестная сторона.

Виктор Нусенкис так рассказывает об истории своего знакомства и характере своих взаимоотношений с Геннадием Васильевым: "Моя первая встреча с Геннадием Васильевым состоялась осенью 1993 года, когда Васильев был прокурором Донецкой области. Встреча состоялась по инициативе Васильева. На первой же встрече Геннадий Васильев потребовал передать ему часть моего бизнеса – в обмен на профилактику проблем с криминалитетом и государственными органами. Я, естественно, отверг это предложение и заявил в ответ, что мой бизнес полностью легален, да и вопросы внутренней и внешней безопасности мною и моим менеджментом уже полностью решены.

К сожалению, Васильев все-таки произвел на меня впечатление своей настырностью, напором, а также задекларированным стремлением совершить большую политическую карьеру, основывая ее "на благотворительности, духовности и добрых делах". Отказав в части "деления бизнеса", я все-таки согласился оказать помощь Васильеву в реализации его социально-благотворительных программ и в проведении избирательных кампаний. Обещал помочь, по возможности, и в создании и развитии им собственного бизнеса". И далее Нусенкис неоднократно подчеркивал, что "никаких должностей в Группе Васильев никогда не занимал".

Кстати, можно отметить, что все в тех же материалах в Кипрском суде Виктор Нусенкис сообщает, что он добросовестно исполнял в течение длительного периода времени условия достигнутой устной договоренности:

"затраты группы "Энерго", подконтрольной Нусенкису, на финансирование программ Васильева с 1993 по 2010 год составили 199 миллионов долларов США, из которых 73,1 миллиона долларов США – подлежали возврату как заемные средства, предоставленные на развитие собственного бизнеса Васильева". И опять маленькая деталь: суммы, подлежащие возврату, Васильев не вернул, и "сопровождение процентов" — так в документе – ни разу не осуществлялось.

Атака на Нусенкиса

Еще в 2006 году Папунидис в письменном виде высказал свое желание уйти из Группы и, в частности, с поста председателя наблюдательного совета "КредитПромБанка", входившего в состав Группы. Цитата: "Предлагаю: поэтапно завершить наше сотрудничество". При этом он потребовал необоснованную сумму в качестве компенсации в размере 20 млн долл, отмечает защита Нусенкиса. Цитата: "Выделить мне сумму, которую я считаю, что я заработал и заслужил по проекту "банк", например 10% от стоимости банка, или 20 млн $".

В октябре-ноябре 2010 года Папунидис возобновил свое требование необоснованной компенсации, но уже в размере $70 млн, на что Виктор Нусенкис не согласился, т.к. Папунидис как менеджер и так получал более чем достаточную зарплату и бонусы. В результате Папунидис стал шантажировать Нусенкиса тем, что он не переоформит акции "КредитПромБанка", не уйдет с поста председателя его наблюдательного совета, будет самостоятельно управлять банком, а также объединится с Геннадием Васильевым. Что, в итоге, и сделал.

Папунидис и Папуниду (его сестра) подписали соглашения, согласно которым бенефициаром 50% акций компаний Seffron и Wildomar, входящих в Группу "Энерго", является Л. Васильева – жена Г. Васильева. При этом перед этим К. Папунидис и М. Папуниду подписали трастовые соглашения, свидетельствующие о том, что 100% этих же компаний принадлежат Нусенкису!

По мнению экспертов, Васильев, заполучив "козырную карту" в виде Папунидиса, начал свою атаку и инициировал мероприятия в отношении компаний Группы на Украине (проверки, обыски, выемки и прочие "акции" правоохранительных органов).

В материалах дела, рассматриваемого в Никосии, содержатся следующие официальные пояснения, данные представителями Виктора Нусенкиса: "Васильев, в свою очередь, активно осуществлял давление на Виктора Нусенкиса, нанося вред его Группе, с целью шантажа и вымогательства части собственности, а именно:

— через менеджеров группы передавал угрозы в адрес Нусенкиса: "я его порву", "от "Энерго" ничего не останется". Кроме того, он говорил, что действует не один и имеет серьезную поддержку;

- используя свои связи и путем давления на донецкую прокуратуру, им были инициированы массовые проверки предприятий Группы с требованием выемки документов и допроса сотрудников. Только за май 2011 г. на предприятия Группы поступило 19 постановлений и требований о проведении обысков, выемки документов, проверок, вызове 532 сотрудников для дачи показаний и т.д. При этом особенно прокурорских работников интересовали учредительные документы;

— с использованием административного ресурса пролоббировал издание Госкомиссией по ценным бумагам распоряжения о приостановке на 12 мес. операций по ценным бумагам группы "Донецксталь". В результате этого был нанесен огромный ущерб как группе компаний "Донецксталь", так и имиджу фондовой биржи Украины. Группа оспорила данное решение ГКЦБ в суде, и суд вынес четкое решение о незаконности распоряжения о приостановке операций с ЦБ и отменил его;

— Васильев Г.А. лично посетил ряд крупных банков и дезинформировал их. В результате чего Группе было отказано в предоставлении кредитов по нескольким проектам, задержка в финансировании которых привела к потерям более 265 млн $".

Более того, Геннадий Васильев начал доказывать, что за свое "высокое покровительство" получил от Виктора Нусенкиса 50% акций его концерна "Энерго". По устной договоренности. Размахивая некими копиями показаний свидетелей этой устной сделки, экс-прокурор требует "свое". Однако ни в Украине, ни в России эти бумажки не вызывают не то что доверия, но даже любопытства, отмечают эксперты. Очевидно, что даже самый незаметный и малоудачливый предприниматель не станет расплачиваться за охранные услуги долей своего бизнеса. Деньги – да, но не акции предприятия!

Из пояснений, данных кипрскому суду представителем Виктора Нусенкиса: "На разных этапах построения бизнеса у Виктора Нусенкиса появлялись бизнес-партнеры. При этом соблюдался основной принцип – не принимать в уже существующую собственность новых сособственников, потому что подобный подход приводит к конфликтным ситуациям и развалу бизнеса. Когда же в каком-то локальном проекте возникала необходимость сотрудничества с партнерами, то в таких случаях всегда подписывался полный набор юридических и финансовых документов (акционерные соглашения, учредительные договоры, меморандумы о сотрудничестве и т.д.), описывающих все детали партнерства, а именно: управление проектом, финансирование проекта, распределение прибыли, контрольные функции, условия выхода из бизнеса и т.д. Иначе получается, что бы ни создавал Нусенкис в своей жизни на территории разных стран, он обязан был отдавать 50% человеку, вклад которого равен нулю;

— никто из топ-менеджмента Группы никогда не знал о наличии какого-либо второго акционера;

— ни один из представителей Геннадия Васильева никогда не входил ни в один орган управления Группы;

— Геннадию Васильеву и его жене никогда не принадлежали и не принадлежат никакие (даже минимальные) активы в акционерных капиталах либо имуществе Группы".

Не рассчитывая реализовать задуманную аферу на родине, Васильев и Папунидис обратились с иском в окружной суд города Никосия (столица Кипра), говорят адвокаты Нусенкиса. Законодательство "острова Афродиты" основано на принципах английской правовой системы, где признается понятие устной договоренности (суровые протестанты былых веков исходили из того, что джентльмен и деловой человек не может сказать неправду…). Характерно, что обращаться в суд Великобритании юрист Васильев не решился. Британское судопроизводство отличается дотошностью, тем более в изыскании доказательств устных договоренностей о половине бизнеса, стоимость которого исчисляется миллиардами долларов. Иное дело кипрский "офшорный рай".

Поначалу расчет оправдывался. В соответствие с поданным иском (1056/2011 от 16.02.2011) Васильев и его супруга Лариса требовали признать их право на половину всех активов концерна "Энерго". А до тех пор, пока они не получат желаемого, арестовать все компании Группы. Что повлияло на решение служителей кипрской Фемиды, остается загадкой, быть может, глубокая вера в человека и его честное слово. Так или иначе, в обеспечение требований четы Васильевых кипрский суд принял определение о "замораживающих" мерах в отношении активов Нусенкиса.

Окрыленный успехом, депутат Васильев потребовал заморозить оборот ценных бумаг принадлежащей Нусенкису украинской бизнес-группы "Донецксталь". Вероятно, его депутатский статус и бумажка с печатью кипрского суда поначалу действовали. Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку Украины установила годовой запрет на проведение сделок с этими ценными бумагами. Но 21 июня 2011 года Донецкий окружной административный суд полностью удовлетворил исковые требования ПрАО "Донецксталь — металлургический завод" и отменил решение ГКЦПФ.

Васильев попытался пойти по этому же пути и в России. Но Арбитражный суд города Москвы 15 октября 2012 года сразу ответил отказом, не найдя причин к принятию каких-либо обеспечительных мер, ограничивающих жизнедеятельность принадлежащих Нусенкису в России компаний и предприятий.

Тогда Васильев решил обратиться в региональные судебные и правоохранительные органы, а именно в Арбитражный суд Кемеровской области и в Следственный комитет Кемеровской области.

Почву готовили подконтрольные Папунидису (но принадлежащие Нусенкису) компании Salesi Investments Ltd и Indtec Finance B.V. (За красивыми названиями скрываются структуры, управляемые все тем же Константином Папунидисом). Теперь его юристы придрались к процедуре перерегистрации "Заречной" на фирму Нусенкиса "Интерконсалтинг" и потребовали возбудить уголовное дело в отношении гендиректора МПО "Кузбасс" Виктора Шевцова.

Но пока Васильев метался между Украиной, Кипром и Россией, никосийские судьи, разобравшись в деле, передумали и "7 декабря 2012 года окружным судом города Никосии (Кипр) был отменен арест на корпоративные права ряда юридических лиц — нерезидентов (от 22 февраля 2011г. № 1056), в том числе принадлежащих компании Finest Trading Co Limited, которая является акционером ПрАО "Донецксталь — металлургический завод" (Донецк)".

О позиции Следственного комитета Кемеровской области уже сообщалось в начале статьи. По мнению представителей Нусенкиса, "следователь Матвеева, открывшая своим решением дорогу рейдерским конторам на шахту "Заречная", несколько недель назад абсолютно обоснованно отказывала в возбуждении этого же уголовного дела. Все течет-меняется…"

Не менее крутые виражи совершает кемеровский Арбитражный суд. В момент, когда Васильев имел на руках лишь отмененное на тот момент постановление кипрского суда, на основании этого – уже архивного — документа судья Андрей Душинский и судья Елена Кулебякина постановили принять обеспечительные меры по "замораживанию" российских активов Нусенкиса.

Причем Кулебякина решила принять обеспечительные меры по иску, рассматриваемому в Никосии на основании отмененного судебного приказа. Да еще и в отношении предприятий, которые не заявлены в качестве ответчиков по делу! Более того, одно из предприятий, "замороженных" Кулебякиной, было ликвидировано несколько лет назад. Времени проверять все это у судьи не было, говорят адвокаты Нусенкиса: "Куй железо, не отходя от кассы".

Кемерово — не медвежий угол. Там есть радио, телевидение, газеты, Интернет. Судьи — люди, по меньшей мере, с одним высшим юридическим образованием. Но, даже не имея его и не раскрывая газет, они имеют глаза и уши. И не могут не видеть и не слышать того, что бросается в глаза и слышно на каждом углу. Можно не знать о решении суда в далекой Никосии, можно поверить сладким речам профессионального юриста и ритора-депутата. Но нельзя не видеть, как благодаря присутствию в регионе крупной компании Нусенкиса меняется к лучшему жизнь. Нельзя не слышать об этом. Только ОАО "Шахта Заречная" ежегодно вносит в бюджет региона сотни миллионов рублей. А ведь это не единственное предприятие Нусенкиса в Кемеровской области.

История еще не закончена

С 2011 года Кузбасс за всю историю впервые стал регионом-донором. Это престижно. Это статус региона с сильной экономикой. Рассчитывающего только на свои силы. И работа каждого из участников слагается в общую стратегию успеха. А МПО "Кузбасс" Виктора Нусенкиса — не последний из них. Проиграет "Кузбасс", проиграет и Кузбасс. Но с какой стати это должно волновать экс-прокурора, происходящего из угольного бассейна на другом краю постсоветского пространства? Он же не Виктор Нусенкис.

Попытка рейдерского захвата чужой компании — довольно обычное в наши дни дело, и удивить никого не может. Удивляет другое, говорят представители защиты Нусенкиса. Что заставило следователя Матвееву, судей Душинского и Кулебякину ставить под удар благополучие региона?

"Значит, есть путь". Так говорил Солженицын тем, кто жаловался на невозможность быть честным и свободным в тоталитарном государстве. Государство РФ – не тоталитарное. И быть честным никто не запрещает. А вот соблюдать закон и подавлять коррупцию требуют. Как отмечают местные эксперты, именно это сейчас и ждут от кемеровских судей работники "Заречной", малоимущие семьи, которым они ежегодно развозят по домам бесплатный уголь для отопления, просто честные люди.

Сергей Петров

ИА Росбалт

Комментариев нет:

Отправить комментарий